BIM: «свой» – «чужой». Будет ли Россия экспортировать свои услуги по информационному моделированию в строительстве?


BIM: «свой» – «чужой». Будет ли Россия экспортировать свои услуги по информационному моделированию в строительстве?

О российском BIM заговорили за рубежами нашей страны. Заявления министра строительства и ЖКХ М.А. Меня о возможном введении так называемого BIM-мандата (требовании обязательного применения BIM технологий при выполнении строительных объектов, финансируемых из госбюджета) с 2019 года нашли живой отклик в зарубежных отраслевых СМИ.

Мень пошел британским путем?

Опыт Великобритании, которая ввела подобные требования на все бюджетные проекты с апреля этого года, в мире признан самым передовым. Намерения российского регулятора строительной отрасли как раз и сравнивают с британским подходом, когда правила работы разрабатываются для всей отрасли и требования предполагается вводить единые. (Иной подход, принятый в отдельных странах, предполагает, что разные госзаказчики формируют свои требования).

Так, издание «Глобал констракшн ревью» ( http://www.globalconstructionreview.com/news/russia-copy-interesting-uk-experi7ence-a7nd-ma7ke/) в заметке «Россия повторит интересный опыт Великобритании и сделает BIM обязательным» цитируя министра, называет значительные цифры экономии, полученные на отдельных пилотных проектах в Великобритании, а также утверждает, что избранный Россией путь в направлении к BIM – правильный.

BIM: «свой» – «чужой». Будет ли Россия экспортировать свои услуги по информационному моделированию в строительстве?

Помимо статей на британском видеопортале BIM недавно появился и фильм о российском BIM – BIM в России ( http://www.theb1m.com/video/bim-in-russia).

BIM: «свой» – «чужой». Будет ли Россия экспортировать свои услуги по информационному моделированию в строительстве?

BIM на экспорт?

Электронный портал «Констракшн Дайв»  http://www.constructiondive.com/news/becoming-a-bim-leader-russia-eyes-global-expertise-in-virtual-building-tec/420983/ в статье «Становление BIM-лидера: Россия изучает глобальный опыт технологии виртуального строительства» повествует о том, что новая инициатива министерства строительства и ЖКХ России ориентирована на экспорт BIM-услуг российских компаний аналогично тому, как Япония экспортирует автомобили.

BIM: «свой» – «чужой». Будет ли Россия экспортировать свои услуги по информационному моделированию в строительстве?

Автор заметки Ким Слоули считает такую инициативу вполне обоснованной, поскольку свежее исследование «Ресёрч энд маркет» прогнозирует, что размер рынка BIM-услуг достигнет $11,7 млрд к 2022, а с 2016 года будет расти с темпами 21,6% в год.

Издание цитирует слова главы департамента архитектуры и градостроительной политики Минстроя А.В. Белюченко о том, что одна из целей интенсивного перехода строительной отрасли Великобритании – это экспорт услуг на глобальный рынок. Но аналогичные цели вполне могут поставить себе и российские компании, чтобы выйти на международные рынки со своими услугами.

В статье приводится конкретный успех компании Werfau из Санкт-Петербурга, освоившей и применяющей BIM-технологии на высочайшем мировом уровне при проектировании высокотехнологичных объектов здравоохранения.

От себя добавлю, что уже сегодня на российском рынке действуют сотни проектных компаний, за плечами которых десятки выполненных проектов, где технологии BIM применяются на высоком уровне, с использованием признанных мировых стандартов, позволяющем задумываться об экспорте.

Дополнительные возможности и шанс на успех дает ослабевший рубль, что сделает предложение российских услуг, например, на рынке Европы вполне конкурентоспособным.

Идея предлагать на зарубежных рынках BIM-услуги проектных организаций не кажется чересчур смелой. К настоящему моменту мы уже имеем солидный опыт по экспорту услуг по 3D моделированию. Причем речь идет не просто о построении моделей спроектированных объектов по плоским чертежам, но о создании полноценных цифровых информационных моделей в соответствии со стандартами заказчика под конкретные цели. Спрос на моделирование растет год от года. В массовом порядке на мировой рынок такие услуги сегодня предоставляют компании из Индии, Вьетнама и других стран. Однако качество моделирования азиатов оказалось не очень высоким, и продукция российских моделлеров оказалась значительно лучше.

Выживет ли наш BIM без латиницы и IFC?

Экспорт BIM-услуг, как минимум, предполагает, что заказчик и исполнитель говорят на одном BIM-языке. А это значит – используемое ПО, стандарты моделирования, и другие стандарты работы в BIM и правила взаимодействия должны быть как минимум схожими. Вот с этим как раз у нас сейчас могут быть проблемы.

Когда BIM внедряется внутри отдельной организации, вопросы о применяемых программных продуктах и форматах передачи информации решаются, исходя из технических возможностей и экономической целесообразности. Вопросы терминологии остро не стоят. В корпоративных BIM-стандартах можно использовать такие термины и определения, которые устроят внутренних потребителей, без оглядки на кого бы то ни было.

С документами же, применяемыми в масштабе целой отрасли, а тем более в рамках международных проектов, все обстоит иначе. Без учета действующих у заказчика стандартов, регулирующих различные аспекты применения BIM и формирующих требования к результатам (материалам) проекта, работы не сдать. Поэтому сегодня исключительно важно, чтобы разрабатываемые отечественные стандарты были гармонизированы с международными стандартами ISO и лучшими мировыми практиками.

Очень важным для полноценного общения в рамках любого проекта со множеством участников является общая терминология. В этой связи в разрабатываемых новых нормативных документах, а также переводимых на русский язык BIM-стандартах ISO было бы правильным в скобках указывать исходные англоязычные термины. Это будет исключительно полезно и для тех, кто уже хорошо знаком с терминологией BIM по оригинальным источникам. Подсказка станет своеобразным мостиком между широко известным англоязычным и вновь вводимым русскоязычным термином. Да и для новичков это тоже было бы отнюдь не лишним. Однако, несмотря на отсутствие в действующих стандартах полного запрета на использование иностранных терминов, а также уже существующую практику указывать по тексту оригинальные эквиваленты, эксперты ФАУ «ФЦС» сейчас отказываются принимать на рассмотрение проекты документов, где присутствуют дублирующие англоязычные термины.

Более того, под запрет попадает даже «святая» для всех сторонников концепции «Открытый BIM» (Open BIM) аббревиатура IFC (от Industry Foundation Classes) – схема данных и открытый формат обмена объектно-ориентированной информацией в строительной отрасли. Как известно, форматы файлов всегда указываются латинскими буквами и расширение имени файла модели в открытом нейтральном формате IFC заменить просто невозможно. Отдельные эксперты предлагаются и вовсе «расправиться» с IFC как с чуждым, разработанным за пределами нашей страны форматом и запретить его использование, разработав свою альтернативную версию. Есть более «мягкий» вариант – отложить использование IFC в РФ, пока не будет выполнен полный перевод спецификации IFC на русский язык. Подобные истории можно продолжать.

LOD-ЛОД-УПР

Еще одна тема, где следует «договориться на берегу» – в какой системе работать для определения уровней проработки (детализации, информации) элементов информационных моделей. Все специалисты привыкли к аббревиатурам LOD и LOI, но что стоит за этими сокращениями? Самой распространенной в мире считается американская система, предложенная Американским институтом архитекторов и оперирующая такими уровнями проработки (от Level of Development, LOD) как LOD 100, LOD 200, LOD300, LOD 400, LOD 500. Помимо США эту систему избрали еще целый ряд стран. В Великобритании принятая система отдельно учитывает уровень геометрической проработки элемента (LODg от Level of Detail) и уровень информационного наполнения (LOI от Level of Information). Все вместе британцы называют опять же LOD, но это уже комплексный показатель, называемый уровень определенности (от Level of Definition). И в нашей практике и в языке LOD’ы уже прижились. Однако в нормативных документах их отражение пока под вопросом.

Так, в процессе открытого обсуждения новых сводов правил по BIM неоднократно высказывались предложения отказаться от этих понятий вовсе (за ненужностью), назвать их УПРами (от Уровень проработки), или полностью разработать все с нуля. То есть в рамках импортозамещения, расправиться еще и с LOD’ами. Русский УПР – дело, конечно, хорошее, только сколько миллионов будет стоить такая разработка с предварительными НИРами? Добавит ли она какой-то ценности самой концепции и поможет ли в нахождении общего языка с иностранными партнерами, с которыми, наверное, все еще придется вместе поработать, чтобы реализовать имеющийся экспортный потенциал?

И вот вопрос, который нам все-таки надо решить для себя: Берем ли мы на вооружение лучшие мировые разработки и продаем миру наши BIM-услуги на экспорт? Или абсолютно все, что нужно для российской практики BIM без устали и не жалея бюджетных средств годами разрабатываем сами? А там, глядишь, сменятся кураторы, и в Минстрое забудут, что хотели давным-давно, еще в 2016 году...

Марина Король
www.ancb.ru


Комментировать публикации могут только авторизованные пользователи.
» Регистрация   » Авторизация